He's here, The Phantom of the Opera... Русский | English
карта сайта
главная notes о сайте ссылки контакты Майкл Кроуфорд /персоналия/
   

"Flowers For Algernon".

CD cover of the musical 1979.

Обложка аудио записи мюзикла 1979 г.

 1. His name is Charlie Gordon
 2. I got a friend
 3. Some bright morning
 4. Our boy Charlie
 5. Hey, look at me!
 6. Reading
 7. No surprises
 8. Midnight riding
 9. Dream, safe with me
10. I can't tell you
11. Now
12. Charlie and Algernon
13. The maze
14. Whatever time there is
15. Charlie
16. I really loved you

Сюжет мюзикла

Алиса Кинниан, преподаватель в школе для умственно отсталых взрослых, узнает о новой медицинской методике, позволяющей устранить умственное отставание в развитии, и надеется, что это может помочь её ученику, Чарли Гордону. Она приводит молодого человека в Бекмановскую клинику на встречу с учеными, доктором Штраусом и доктором Немуром, ответственными за эксперимент. (His name is Charlie Gordon).

Алиса рассказывает докторам о Чарли: ему 32 года, его IQ равно 68, но он умеет читать и писать на третьем уровне сложности и частично содержит себя, работая мальчиком на посылках в пекарне. Ещё он страстно хочет учиться. Ученые объясняют ей развивающие возможности разработанной ими новейшей медицинской методики. Алиса спрашивает, сколько человек уже подверглось этой операции, и ей отвечают, что пока эксперимент проводился только на мышах, но один из мышей, которого они зовут Алджернон, увеличил свой умственный потенциал в три раза, и "...процесс всё ещё продолжается". Доктора полагают, что операция может увеличить ментальные возможности пациента, возможно до состояния гениальности, и очень быстро. "А в случае неудачи?" - спрашивает Алиса. "Эффекта может не быть совсем или он может оказаться временным. Или, - добавляют они, - он может привести к ещё большей деградации". Ученые убеждают Алису рискнуть и предоставить Чарли шанс на нормальную жизнь. Алиса, нервничая, соглашается.
Доктора беседуют с Чарли, который чувствует стеснение и неуверенность в незнакомой обстановке. Стараясь подбодрить его, доктора просят Чарли рассматривать их как своих друзей. (
I got a friend).

Чарли дают тест Роршаха и предлагают посоревноваться с мышкой Алджерноном в прохождении тренажерного лабиринта, и Чарли проигрывает. Впечатленные желанием Чарли "стать умным" доктора решают оперировать его. "Я стану умным", - гордо объявляет Чарли мисс Кинниан и затем спрашивает: "Когда?" (Some bright morning).

После операции доктора продолжают обучать Чарли, они просят его писать Отчеты и дают ему "обучающую машину". "Пока ты спишь, - объясняют они, - машина будет учить твой бессознательный разум. Пока ты спишь, она расшевелит твою незадействованную  память". - "Ну и дела, - наивно говорит Чарли, - если у меня поумнеют два мозга, я никогда не стану умным". В то время, как он спит, машина вызывает в его памяти хозяйку пекарни - добрую, по-матерински заботливую миссис Доннер и двух его "коллег", дразнящих Чарли - Джину и Фрэнка. (Our boy Charlie).

Просыпаясь, Чарли говорит докторам, что он знает, как работать на машине, мешающей тесто в пекарне. Понимая, что он никогда до того не делал эту работу, доктора начинают надеяться на успех. Они опять проверяют его, предлагая соревноваться с Алджерноном в лабиринте, и на этот раз Чарли побеждает. (Hey, look at me!).

Умственные способности Чарли быстро развиваются. Алиса приходит в клинику помогать в его обучении и начинает с занятий английской литературой. (Reading).


Вот что рассказывает об этом эпизоде в своей автобиографии сам Майкл:

"В первом акте, в то время, как Чарли начинает своё путешествие из имбецилов в гении, его прогресс выявляется в том, что он поёт о некоторых книгах, которые прочёл, начиная с "Робинзона Крузо", продвигаясь к "Доктору Джекилу и мистеру Хайду" ("Это хорошо... но упрощенно") и заканчивает, быстро проговаривая синопсис "Войны и Мира":
...Андрей уходит на войну и Лиза умирает, но оставляет сына.
И Николай тоже сражается, они победили Наполеона.
Жену Пьера зовут Элен, она дочь князя Василия.
Пьер уйдет на войну вместо того, чтобы освободить своих крестьян.
Я забыл упомянуть, что у Андрея тоже есть сестра, а у Элен брат, или это чересчур много для вас?
Когда Андрей встречает Наташу, он влюбляется в её сердце и душу, но она встречает брата Элен Анатоля, он скверный обманщик, этот Анатоль...

Я держал последнюю ноту так долго, как только мог. В конце я повернулся к Алисе/Черил и спросил, совершенно задыхаясь: "Я всё сделал правильно?"
И прежде, чем она успела вымолвить свою реплику, с первого ряда прозвучал голос - очень ясно: "Ты всё сделал прекрасно, дорогой". Это была моя
Nan (
Прим. автора: так Майкл называет свою бабушку, человека, имевшего очень большое значение в его жизни).
Я погиб на месте. О мой Бог, я не мог в это поверить!
- "Ты сделал, ты действительно сделал", - продолжала она настаивать.
Черил не могла сказать и слова, от смеха слёзы выступили у неё на глазах, и она смотрела на меня, стараясь не сдать окончательно - пока я тоже не начал смеяться. После Нэн сказала мне, как сильно ей понравилось шоу. "Но оно не будет долгим, - сказала она. - Не будет долго идти".
- "Нэн, - сказал я. - Я только что получил лучшие рецензии за всю свою карьеру!"
- "Я знаю, дорогой, и ты был великолепен. Но оно не продлится долго".
Я втайне был озадачен её замечанием: оно было совершенно не в её стиле. Как она могла бы знать? Она даже не видела шоу (
Прим. автора: к тому времени старая леди была почти слепа, только слушала).
Шоу шло только шесть недель с превью. И когда оно закрылось, она сказала: "Я знала это. Я просто это знала".
"Нэ-э-э-эн!"


Параллельно росту интеллекта Чарли растут и его романтические чувства к Алисе. Запинаясь, смущаясь, он назначает Алисе свидание. Алиса, которая боится любых эмоциональных привязанностей, резко ему отказывает, и когда он уходит, сконфуженный, она внезапно переоценивает своё собственное отношение к жизни. (No surprises).

Чарли рассказывает докторам о своих ночных кошмарах. Во сне он возвращается в пекарню, но она выглядит как подобие странного танцзала. Его хозяйка - миссис Доннер - здесь, но превращается в продавщицу сигарет. Фрэнк и Джина танцуют, но Джина во сне становится мисс Кинниан. Наконец Чарли попадает в лабиринт, залитый слепящим светом, стараясь вырваться на свободу, в то время как некая соблазнительная женщина сексуально его преследует. (Midnight riding).

Миссис Доннер навещает Чарли в клинике. Хотя он рад ей, его огорчает её сообщение, что ему не следует возвращаться в пекарню. "Ты изменился, - говорит она. - Остальные не знали бы, как обращаться с тобой. А я?.. Это не оттого, что я не люблю тебя... просто ты не тот Чарли, которого я люблю". Когда она уходит, Чарли, чувствуя себя одиноким и потерянным, спрашивает себя: "Если бы они посадили Алджернона обратно в клетку к другим мышам, что могло бы с ним случится?" Внезапно он вспоминает подслушанный им в детстве спор между родителями - его мать отказывалась принимать маленького Чарли таким, какой он есть. Он вспоминает колыбельную своей матери. (Dream, safe with me).

Наконец Алиса соглашается пойти на свидание с Чарли. Возвращаясь из кино, он оживлён, но нервничает, разговорчив, но не способен выразить, что он действительно хочет сказать. Наконец Алиса спрашивает: "Что-то не так, Чарли?" (I can't tell you).

Алиса просит Чарли не стараться перевести их отношения "на личный уровень". Он слишком быстро меняется. "Каждую неделю ты - другой человек, - говорит она.- Скоро я не буду даже способна поддерживать с тобой разговор, и, возможно, ты уже не будешь воспринимать меня так же, как делаешь это сейчас. Я должна разобраться в себе, Чарли". Он импульсивно целует её, и она чувствует, что её убежденность начинает таять. "Ты хочешь, чтобы я ушёл или чтобы я остался?" - спрашивает Чарли. "Я хочу, чтобы ты остался", - отвечает Алиса. (Now).

Чарли говорит доктору Штраусу и доктору Немуру, что они с Алисой сняли вместе квартиру. Доктора строго возражают, объявляя, что он остается в клинике. "Эксперимент не закончен. Чарли и Алджернон должны находиться под наблюдением". Они настаивают на присутствии Чарли и Алджернона на конференции, где соберутся наиболее значительные ученые и нейро-хирурги Америки. "Мы оба?" - спрашивает Чарли. "Оба, - подтверждают доктора. - Самое важное для Чарли и Алджернона - эксперимент!" Оставшись один, Чарли вынимает Алджернона из клетки. Он щелкает пальцами, и вспыхивают огни. Он опять щелкает пальцами, и прожектор высвечивает Алджернона, превращая лабораторию в водевильную сцену для Чарли и мышки. (Charlie and Algernon).

На трибуне конференции поведение Алджернона внезапно становится неуправляемым: он отказывается преодолевать лабиринт, он кусает доктора, держащего его. Чарли, находящийся в высшей точке развития своей гениальности, осознает, что в методике ученых может быть просчет, и понимает, что в этом кроется вероятность его собственной регрессии. Ученые отказываются признавать это и закрывают конференцию. Следует последний вопрос из зала: "Мистер Гордон, теперь, когда вы видели регрессию мыши, что вы чувствуете?" - "Испуг", - отвечает Чарли. (The maze).

Чарли просит доктора Штрауса, чтобы ему позволили работать над проектом. Он обещает Алисе, что найдет ошибку в методике докторов и исправит её. "Я не могу вернуться назад, Алиса, - говорит он. - Я не могу позволить прежнему Чарли отобрать всё назад... мой разум... моё тело... тебя". - "Что, если ты потерпишь неудачу?" - спрашивает Алиса. - "Тогда у меня было всё. Я видел и делал, и жил больше, чем большинство людей... и я узнал, что значит любить. Я не сожалею об эксперименте. И ещё есть время". - "Как много?" - спрашивает Алиса. - "Никто не знает, как много времени у него есть, Алиса. Здесь нет никаких гарантий". (Whatever time there is).

В разгар напряженной работы Чарли над проектом Алджернон умирает. Чарли хоронит его. У него начинается внезапная, пугающая регрессия, он говорит и действует, как прежний заторможенный Чарли. Но он намерен закончить свою работу. "Не смейся надо мной, Чарли, - обращается он к самому себе. - Я знаю, ты хочешь войти... но здесь только один мозг и только одно тело, и они - мои!" (Charlie).

Чарли, завершая работу, обнаруживает точную причину неудачи и находит способ, как в будущем исправить её. Однако, для него уже чересчур поздно... его интеллектуальные силы быстро убывают и, не желая, чтобы Алиса видела его деградацию, он просит её уйти. "Ты обещала уйти, когда я попрошу. Пожалуйста, уходи". Пока она уходит, он пытается, используя свои ослабевающие способности, описать ей свои чувства к ней. (I really loved you).


Из книги Майкла Кроуфорда:

"Как бы ни был актер счастлив, он прочтет сценарий или услышит песню и поймет, что это написано для него - это то, что он ДОЛЖЕН сделать. Мне просто прислали сценарий и ленту с аудио записью  шоу, называющегося "Цветы для Алджернона"....
...С того момента, как я услышал эту удивительную вещь Чарльза Страуса, я знал, что это - для меня... Я даже не дослушал ещё ленту, как уже играл Чарли Гордона в моей голове, и меня одолевали тысячи идей, как я найду зацепки для своего персонажа.... Я думаю, ещё никогда не имел я такого немедленного отклика на проект..."

"...Я знал, конечно, Чарльза Страуса - плодовитого, брызжущего энергией американца, имеющего список Бродвейских и Уэст-Эндских хитовых шоу в милю длиной. "Цветы для Алджернона" очень отличались от его "Bye Bye", "Birdie" и "Annie", Чарльз описывал его как тип камерного мюзикла - небольшого относительно состава труппы и, возможно, оркестра, но он был, тем не менее, впечатляющим своей силой и энергией..."


Во время работы над ролью Майкл, по его словам, вспоминал одного человека - Сэма, который прибирался и помогал в бакалейной лавке своего отчима в Кенте, когда Майкл был ребенком. Сэм был умственно отсталым и жил неподалеку. "Он был симпатичным человеком, добрым и вежливым, - вспоминал Майкл. - И вы могли бы заметить в его глазах замешательство, в то время как он старался угнаться за миром, который двигался чересчур быстро для него...
...Он был "очень Чарли", но в отличие от него у Сэма было чувство собственной важности в жизни, независимость и самоуважение - всё то, что могло бы быть легко утеряно, живи он в приюте..."
Эти слова Майкл добавил после того, как внимательно наблюдал обитателей приюта для умственно отсталых, ища подход к образу: "...Я не хотел, чтобы простота и невинность Чарли обесценились до карикатурности".


А вот как проходила работа Майкла над ролью под руководством  режиссера Питера Коэ (Британский режиссер, наиболее известный своей постановкой мюзикла "Оливер!").

Из книги Майкла Кроуфорда:

"Я знаю, я очень внутренне личностный исполнитель, весь наружу,  гипертонусный, гиперэмоциональный: я плачу, когда на репетиции пою печальную песню. Питер был совершенной противоположностью, он вообще никогда не показывал своих эмоций. Он сидел и бесстрастно наблюдал за мной, прищурившись, с предельной сосредоточенностью... ...Наибольшие эмоции я вкладывал в ту часть шоу, когда характер Чарли наиболее полно открывается в процессе его регресса, опять в кошмар полудетского существования - он знает, что он опять засыпает, и он ненавидит это.

...I won't go back, not at this stage
Into the dark, into that cage.
I'll find a way that I can stay
Charley, Charley, Charley...

У меня было огромное эмоциональное погружение в этот персонаж, и когда я пел эти слова в странном взаимопроникновении персонажа и актера, я чувствовал себя так, словно видел себя со стороны, я сам для себя стал публикой, наблюдая за этим человеком, "пуская в нём корни", и я рыдал каждый раз, как репетировал эту песню.
- Что заставляет тебя плакать в этот момент? - спросил меня Питер.
- Я не знаю, - сказал я. - Это не жалость к себе... Это чувство, что я просто не могу вернуться обратно, я не могу вернуться назад... это безысходность, гнев.
- Попробуй снова, на этот раз спрячь эмоции глубоко, а потом отпусти...
Это был словно эмоциональный выстрел из рогатки. Питер вдохновлял меня тщательно исследовать основные смысловые слова и фразы из стихов песни и настоятельно просил меня использовать эти стихи как ключ к изображению истинных эмоций. Питер показал мне, как добраться в песне до сути стихов, как создать и развить эмоциональное содержание, пока оно не станет полным выражением сущности персонажа. Он заставил меня понять, что нет ничего плохого в выплескивании своих эмоций, пусть и очень сильных в контексте песни, до высшей точки, если только ты подготовил публику. Тогда она воспримет все эмоциональные проявления, которые ты вложил в исполнение. Ты не можешь просто стоять на сцене и плакать, и ждать, что публика тоже заплачет".



 

MC with Algernon.

Друг Чарли/Майкла - белая мышка Алджернон
(у него было ещё три андерстади).
 

 Майкл писал, что этот мышонок был "великолепен, настоящая звезда. Мы даже пели и танцевали с ним вместе - небольшой водевильчик, в котором он взбегал по моей руке и усаживался на голове, или же пробегал по плечам и спускался вниз по другой руке. Затем я опускал его на пол и уходил со сцены, а он следовал за мной по пятам. Я держал его в своей гримерке, и моя многострадальная гардеробщица Кейт, ненавидевшая мышей, сходила с ума, когда я позволял ему бегать по моим плечам, или когда я потерял одного из мышат в гримерке во время репетиции".


Прим. автора: В заключение хочется отметить, что текст романа был удивительно удачно переведен в либретто мюзикла: без потерь как смысловых, так и художественных, с сохранением акцентов и с корректным изображением основных персонажей (только владелец пекарни мистер Доннер стал миссис Доннер, но вполне оправданно). В тексте романа ментальность заторможенного Чарли передается языковыми средствами: он пишет без знаков препинания, нарочито усеченными фразами и искажениями слов, с грамматическими ошибками. Что-то вроде:
"док Штраус сказал што я должен писать все што я думаю и помню и все што случаеца со мной с севодня. Я надеюсь, што падхажу им потому што мис Кинниан сказала они могут сделать меня умным. Я хочю быть умным. Меня зовут Чярли Гордон..." и т.п.
Естественно, изменения, происходящие в нём, находят также отражение в изменении языка и манеры изложения событий в той же степени, что и в изменениях их оценки и реакции на них.
В мюзикле язык не коверкается, всё происходит за счёт изменения музыкального материала и голоса Майкла, и делается это высокохудожественно и впечатляюще. Особенно сильно это работает, когда Чарли деградирует... Надолго запоминаешь его последнее, с трудом продравшееся сквозь туман заторможенности, низкое, глубокое, трагическое в своем понимании неизбежного "Pleeeeease..." ...и затем вновь слышишь этот нарочито детский тембр прежнего childlike Чарли, с которого Майкл начинал свою первую песню в мюзикле...

Автор поясняет, что различное написание имени Чарли на английском сохранено им в соответствии с двойным написанием его в источниках, которыми автор пользовался. Так, названия арий взяты из вкладыша в CD записи мюзикла, а текст стихов - из книги Майкла Кроуфорда.


Автор: Mary, Перевод: Mary & Anastasia

Источники информации:
Michael Crawford Parcel Arrived Safely: Tied With String. London, 1991;
Anthony Hayward Michael Crawford unmasked. London, 1991;

Аудио запись мюзикла "Flowers For Algernon"1979 г.


На верх
страницы.
Майкл Кроуфорд.
Биография.